Большинство людей считает, что в США многопартийная система. Некоторые — догадываются, что это ложь. И слишком мало кто представляет как эта ложь настолько пронизала американское государство, что стала его тканью, прикрывающей вековую тоталитарную диктатуру.

Вы знали что тандем «демократов»—«республиканцев» беспрерывно правит с 1857 года? А что они же на уровне парламентов штатов контролируют 7322 депутата из 7364? Эта статья о невыдуманных масонах и рептилоидах, которые контролируют главное государство мира, а, посредством него, планету Земля.

Огромная проблема современного общества состоит в том, что оно не осознаёт насколько эфемерны многочисленные марева выбора. Выбор зачастую кажется слоном, когда на самом деле размером с муху. Иногда его нет вообще, если разобраться как следует. В сегодняшнем обществе миражей особо много потому, что они создаются не просто искусственно, а уже в конвейерных масштабах; это особый вид незримых сетей, которыми охотники — маркетологи, политологи, имиджмейкеры, пиарщики, и т. п., также подготавливаемые в конвейерных масштабах — улавливают добычу. В роли главных иллюзионистов-мошенников выступают как производители навязываемого ширпотреба миллиона разновидностей, так и злые демиурги миллиона бессмысленных и беспощадных политических фигур и партий, которые похожим образом отличаются только брендом, упаковкой, а внутри примерно одинаковое барахло, пустота, приманка, очередная редакция троянского коня.

С другой стороны нам известно, что одним из самых дежурных обвинений социалистических стран состоит в том, что в них была однопартийная система; либо многопартийная, но с преобладанием, ведущей ролью одной. А это якобы является прямым доказательством гнетущей серости отсутствия выбора, душной бюрократической диктатуры, болотного политического застоя, ну, и прочей несвободной недемократии, недемократической несвободы. В рамках Холодной войны антикоммунистические силы яростно тиражировали до сих пор широко расхожий ярлык, пропагандистский концепт, о так называемом «тоталитаризме», одним из главных признаков которого называли доминирование одной партии.[4]

И ведь на самом деле формальный признак однопартийности многим казался и кажется достаточно убедительным аргументом для шельмования «диктатурой», «авторитаризмом», «тоталитаризмом», и т. п. Хотя бы по причине того, что он слишком прост для восприятия, особенно когда политическая система даже сама себя не называет, не пытается изобразить многопартийной.

Однако лучше ли ситуация, когда политическая система всё-таки пытается изобразить эту самую многопартийность, но на самом же деле это фикция, обман, и на практике выбор слишком скуден, либо реально выбора нет вообще? Или, всё-таки, так даже хуже?

Миссия данного материала — пролить хотя бы луч света на кромешную тьму мнимого разнообразия политического выбора. И прежде всего не абстрактными философскими рассуждениями, а большим количеством максимально конкретных, бесспорно установленных, лаконично изложенных фактов и цифр, которые думающему человеку могут рассказать сами о себе.

Важное примечание. Несмотря на то, что исследование построено на примере Соединённых Штатов Америки, информация актуальна для жителей любой страны. Не только потому, что США — это мировой гегемон, уже долгое время диктующий генеральную линию политики планеты Земля; дело ещё в том, что похожие политические монополии — пусть, возможно, и не настолько ярко выраженные — сложилась и во многих других влиятельнейших странах: Великобритании, Германии, Японии, др.; к тому же Соединённые Штаты схожи с остальными государствами по юридическим декларациям: в конституции точно так же заявляется о демократизме, разделении властей на три ветви, и т. п. самых стандартных мантрах, высокопарных фразёрствах, присущих законодательству всех современных эксплуататорских государств.

Конгресс США

Парламент, центральный законодательный орган, известен как Конгресс США (United States Congress); верхняя палата парламента — Сенат (The United States Senate), нижняя — Палата представителей (The United States House of Representatives). Процедура формирования американского парламента и его функции похожи на процедуры и функции остальных двухпалатных парламентов современных капиталистических республик, останавливаться на этом смысла нет.

А вот существенное отличие, которое достойно внимания — это то, что Конгресс представляет собой частный театр двух трупп — Демократической партии США и Республиканской партии США. В настоящий момент данные организации владеют законодательным органом безраздельно: 98 из 100 мест Сената и все 450 мест Палаты представителей. Оставшиеся два сенатора — не представители некой третьей партии, а так называемые «независимые» (independents), которые в данном случае равны «демократам», поскольку вступили с таковыми в коалицию. То есть, в Конгрессе США у двух суперпартий нет ни одного оппозиционера.

Ещё важнее и интереснее знать, что данная ситуация сложилась ещё в… 1857 году! Телефон ещё не успели изобрести, по улицам всех городов передвигались только пешком или на конной тяге, а дуэт Демократов-Республиканцев уже царствовал в Соединённых Штатах как Александр II на троне Российской Империи — лишь 6% и 7% депутатов верхней и нижней палаты Конгресса не были членами Демократической и Республиканской партий. Да, позже случалось, что совокупная масса всех «третьих сил» поднималась до 17%, но это дела давно минувших дней: с 1903 года ни Сенат, ни Палата представителей, ни разу не начинали свою работу даже с 5% независимых от монополии депутатов, хотя с тех пор прошло 60 «выборов»; с 1941, и по сей день, максимум составляет уже 2%.

Палату представителей возглавляет спикер (Speaker), а главой Сената де-юре является вице-президент США, который часто отсутствует на заседаниях, ввиду чего создана должность его заместителя — временный президент Сената (President pro tempore); несмотря на своё название, это не носит смысл «исполняющий обязанности», а постоянная должность, один из наиглавнейших чиновников.

Быть может, тандем суперпартий иногда позволяет независимым депутатам председательствовать над парламентами? Ну, хотя бы для небольшого привкуса заявляемых свобод. С 1845 до 2021 временными президентами Сената успели побывать 56 лиц, из них множество раз это были повторные назначения, и лишь однажды — в 1881 году — назначен формально независимый Дэвид Дэвис, который… до этого сделал карьеру в Республиканской партии, был одним из приближенных президента Линкольна. С 1857 года спикерами Палаты представителей США побывали 33 персоны, и все они вполне официально представляли двухпартийную монополию.

В принципе на этом можно завершить обзор, поскольку о какой многопартийности, о каком выборе тут смеют заикаться проповедники рынка, если две несменяемые партии главный законодательный орган наглухо закатали непробиваемым слоем бетона?.. Однако это только кромка поверхности гигантской диктаторской системы. Тоталитарная монополия оккупировала государственный аппарат настолько сильно, что может шокировать всех, кто не посвятил изрядное количество времени для изучения этого вопроса.

Художник Роберт Чарльз Дадли изобразил как HMS Agamemnon (первый британский линкор, спроектированный с паровым двигателем; тем не менее, от парусов отказаться ещё не могли) прокладывает первый кабель через Атлантический океан. Технологии были ещё настолько примитивны, что передача ста слов заняла 16 часов, и кабель окончатльно вышел из строя уже через месяц, а стабильную связь наладили только спустя восемь лет, в 1866 году. Тем временем монополия Республиканской и Демократической партии в США уже была настолько тоталитарной, что до сих пор не прерывалась ни разу.

Президенты США

Федеральную исполнительную власть Соединённых Штатов возглавляет президент. По крайней мере накануне «выборов» это всегда сильно ощущается по накалу истерии в средствах массовой дезинформации, когда неистово раздувается культ двух «личностей», от которых теперь якобы зависит судьба Америки, если не всего мира. Как бы там ни было, юридически президент США наделён широкими полномочиями и высокими статусами:

  • назначает министров, в своём собрании составляющих Кабинет США (как и в некоторых других случаях, это должно быть одобрено Сенатом)
  • назначает судей Верховного суда США
  • является главнокомандующим вооружённых сил
  • является верховным представителем в международных отношениях, в т.ч. назначает послов
  • имеет право отклонить законопроекты Конгресса, кроме тех случаев, когда за их принятие голосовало не менее ⅔ его обеих палат

Президента США один раз в четыре года избирает Коллегия выборщиков (Electoral College), которая сегодня состоит из 538 человек. Данная запутанная система несколько раз приводила к таким абсурдным прецедентам, как, например, итоги выборов 2008 или 2016 годов: в первом случае на полмиллиона больше американцев предпочли Эла Гора, во втором же Хиллари Клинтон имела преимущество в три миллиона голосов, однако Коллегия выборщиков решила иначе, и победу отдала Джорджу Бушу младшему и Дональду Трампу. Кстати, генеральных секретарей КПСС избирали члены Центрального комитета (а членов ЦК, в свою очередь, избирали низовые организации), также состоявшего из нескольких сотен человек, но рыночные идеологи традиционно двурушничают, ибо в одном случае многоступенчатые выборы называют истинной демократией, а в другом — ещё одним признаком страшного тоталитаризма. «Их народ не выбирал — это диктаторы!».

Досрочно прекратить полномочия президента США можно исключительно путём добровольной отставки, смерти или убийства. На бумаге существует ещё такой вариант, как импичмент, но за всю историю североамериканских штатов дальше бумаги он не выходил (зато четверо были убиты), и, мало того, процедуру недобровольного отстранения начинали лишь 4 раза, из них 2 раза против Дональда Трампа. Стало быть, почти никого даже не подозревали в серьёзных грехах?! Тут остаётся только удивляться почему Иисус Христос ни одного из этих святых не вознёс в Царствие Небесное живьём, а ведь во время инаугурации до сих пор кладут руку на Библию — ну, никакой благодарности!.. Кстати, в СССР Никиту Хрущёва голосованием ЦК всё-таки отстранили; тогда что тут больше похоже на демократию, а что на тоталитаризм?

Коллегия выборщиков впервые назначила президента Соединённых Штатов в 1789 году, спустя шесть лет после победы в войне за независимость, однако в данном материале будем рассматривать систему, сложившуюся к середине XIX века, поскольку сегодня сможем её узнать даже по названиям двух известнейших партий. В 1853 году вступил в должность президент Франклин Пирс, а через четыре года Джеймс Бьюкенен, оба принадлежали одной из них — Демократической партии. После чего противоречия между южными и северными штатами достигли своего апогея, в 1861 разгорелась Гражданская война. Север возглавлял президент Авраам Линкольн, сооснователь другой будущей суперпартии — Республиканской. По причине убийства Линкольна, пост главы государства унаследовал вице-президент Эндрю Джонсон, который был до этого связан с Демократической партией. Далее победа северян в гражданской войне ознаменовалась длительным доминированием Республиканской партии, и следующие четыре президента были из их когорты. В 1885 избран Гровер Кливленд от Демократической партии…

…дальнейшие смены имён-фамилий можно продолжать перечислять долго, но есть ли в этом смысл, если всё превратилось в нескончаемые ротации между представителями Демократической и Республиканской партии? С 1853 по 2021 год назначены 33 главы государства, и из них не было ни одного самовыдвиженца, либо выдвиженца другой партии — на протяжении 168 лет все 33 президента США представляли двухпартийщину.

От имени живущего сегодня, условно-собирательного 79-летнего дедушки Джона, в течение 61 года избрались: «демократ» Кеннеди, потом ещё один «демократ», далее два «республиканца», за ними опять «демократ», ещё два «республиканца», дальше «демократ», затем «республиканец», опять «демократ», следом «республиканец», и, наконец, вновь «демократ»… Ну, вот что это такое, какими приличными словами можно описать? Обе квазипартийные чиновничьи корпорации могут бесконечное количество раз утрачивать доверие? Трудно осознать, что такой несмешной, бредовый, примитивный и омерзительный цирк может происходить не просто в реальности, а в главном государстве мира.

Верховный суд США

Федеральную судебную систему США возглавляет Верховный суд (Supreme Court of the United States), который состоит из председателя (Chief Justice) и ещё восьми судей (Associate Justice).[95] Характерный для континентальной Европы конституционный суд отсутствует, право объявлять законопроекты неконституционными возложено на Верховный суд.

По состоянию на 2021 год 6 судей, включая председателя, были выдвиженцами «республиканцев», и 3 «демократов». Дуополия наблюдается также с незапамятных времён, поскольку стать членом высшей судебной инстанции можно только одним способом — с подачи президента США, после одобрения Сената США. Таким образом появление по-настоящему независимых судей невозможно чисто технически, и двуединопартийная диктатура Республиканцев-Демократов формирует руководство всех трёх мифически «независимых» ветвей власти.

Кабинет США (министры)

Глав высших федеральных ведомств (буквально — «департаментов»; это аналог того, что во многих других странах называют словом «министерства») Соединённых Штатов называют «secretary», т. е. буквально «секретарь», однако в переводческой традиции русского языка всех, кроме государственного секретаря, называют министрами. Министры, помимо управления своими ведомствами, также входят в состав Кабинета США (Cabinet of the United States).

В Конституции и отдельных законах США определён порядок преемственности президентских полномочий на случай их досрочного прекращения, до 18-й ступени.[3] Хотя дело никогда не доходило до преемника второй ступени, это расценивают как ранжировку чиновничьей номенклатуры. 3-м и 4-м лицом в американском государстве считаются спикер Палаты представителей и временный президент Сената, которые уже рассмотрены, а нижестоящие фигуранты списка преемственности являются входящими в состав Кабинета США министрами. Проанализируем Кабинет в порядке подразумеваемой иерархии:

  1. Вице-президент США (Vice President of the United States). Первейший преемник досрочно выбывшего президента США — вице-президент. Он тоже избирается Коллегией выборщиков. В стандартной ситуации функционирует как председатель Сената, входит в состав Кабинета, исполняет президентские поручения. В Конституции США предпринята как бы попытка сделать эту должность «независимой», в том числе от первого лица (в частности, на две высшие должности обязаны избирать кандидатов из разных штатов), однако на практике вице-президент не только из всё той же тоталитарной дуополии,[12] но непосредственно сопартиец президента, и даже предвыборные агитационные кампании, как известно, проводятся спаренные.
  2. Государственный секретарь США (United States Secretary of State). Госсекретарь возглавляет Государственный департамент США (United States Department of State), он же знаменитый Госдеп, который функционально похож на то, что в других странах называют министерством иностранных дел, с той существенной поправкой, что международное влияние несравнимо с влиянием МИД любой страны. За последние 168 лет государственными секретарями США стало 50 человек, из них 49 были членами Республиканской или Демократической партии.[13] Не входил в сей полтинник генерал армии Джордж Маршалл в 1947—1949 гг., во время Второй мировой занимавший пост начальника штаба Армии США; по «чудесному совпадению» родственник Джона Маршалла, который в 1800—1835 гг. служил сначала тоже государственным секретарём, а потом председателем Верховного суда США.
  3. Министр финансов США (U.S. Secretary of the Treasury). В течение 1857—2021 годов в кресле главного финансиста Соединённых Штатов Америки отсидело 56 функционеров, 55 — члены Республиканской или Демократической партии.[14] Ставший «исключением» формально независимый Тимоти Гайтнер, работавший министром финансов в 2009—2013, видимо по ещё одному чистому совпадению приходится внуком вице-президента транснациональной корпорации Ford, по совместительству консультанта ряда главарей Республиканской партии, среди которых был и президент Дуайт Эйзенхауэр.
  4. Министр обороны США (U.S. Secretary of Defense; до реорганизации 1947 должность носила куда более честное название — Secretary of War). Капиталистические демагоги часто любят заявлять «армия вне политики», однако на поверку главы военного департамента США вовлечены в политическую орбиту до такой степени, что как минимум 55 из 60 последних представляли двухпартийную монополию.[15] В «независимости» оставшейся пятёрки также, мягко говоря, нельзя быть уверенным — например, президент Дональд Трамп публично заподозрил министра обороны Джеймса Мэттиса в связях с Демократической партией, а Мэттис предложил… поверить ему на слово, что это не так;[1] открытого реестра действующих и бывших членов суперпартий нет, поэтому представителям общественности сложно проверить даже юридическую сторону вопроса, не говоря уже о фактической, ведь всё может оказаться как с упомянутым министром финансов Гайтнером.
  5. Генеральный прокурор США (U.S. Attorney General). Является главой Министерства юстиции (U.S. Department of Justice), осуществляя надзор над законностью во множестве сфер: налоговая, уголовная, гражданская, антимонопольная, охраны окружающей среды, и др. Министерству юстиции подчиняются в том числе: Федеральное бюро тюрем; Управление по борьбе с наркотиками; Бюро алкоголя, табака, огнестрельного оружия и взрывчатых веществ; и легендарное ФБР. Над всей этой огромной машиной стояли представители двухпартийного тоталитаризма — такие сведения есть относительно 62 из 63 последних генеральных прокуроров.[16]
  6. Министр внутренних дел США (U.S. Secretary of the Interior). Полиция к этому чиновнику не имеет отношения, функции подчинённого ему ведомства настолько эклектичны, что их проще описать шуточным прозвищем «the Department of Everything Else» — «министерство всего остального». Министр внутренних дел США, помимо прочего, управляет некоторыми землями (большинство земель в епархии министра сельского хозяйства), их ресурсами и экологией; делами национальных парков и индейцев; рыбным ресурсами и «human capital» (ставшее уже привычным и в России выражение «человеческий капитал»; если и из рыбы, и из человека, можно извлечь прибыль, то для капитализма это явления одного ряда — почему бы тогда не вверить одному чиновнику?). Все, из последних 51 министра внутренних дел, состояли в одной из двух сверхпартий.[17]
  7. Министр сельского хозяйства США (U.S. Secretary of Agriculture). Со времени создания Министерства сельского хозяйства в 1889 году, его успел возглавить тридцать один функционер, но из них не нашлось ни одного независимого от вездесущих Демократической и Республиканской партии США.[18]
  8. Министр торговли США (U.S. Secretary of Commerce). Первые десять лет, до наступления 1913, существовало Министерство торговли и труда, после чего оно было разделено на два одноимённых ведомства. С 1903 года министрами торговли Соединённых Штатов побывало 43 человека, и есть уверенность, что 42 либо «демократы», либо «республиканцы».[19]
  9. Министр труда США (U.S. Secretary of Labor). С момента появления соответствующего департамента/министерства, его первоиерархами поочерёдно отметились двадцать девять лиц, но все они были лишь масками всё той же двуглавой диктатуры.[20]
  10. Министр здравоохранения и социальных служб США (U.S. Secretary of Health and Human Services). Пост именно с таким названием существует с 1979 года, до этого четверть века наличествовал министр «здравоохранения, образования и благосостояния». У 24 из 25 обнаружен всё тот же признак,[21] то есть без членства в Демократической или Республиканской партии возглавлять здравоохранение не пустят (а вот без медицинского образования — это запросто, подробнее см. «У 21 из 24 министров здравоохранения США не было медицинского образования»).
  11. Министр жилищного строительства и городского развития США (U.S. Secretary of Housing and Urban Development). Должность появилась в 1966 году, до 2021 года её успело занять 18 человек, и все 18 были «республиканцами» или «демократами».[22]
  12. Министр транспорта США (U.S. Secretary of Transportation). До 1967 функции главного транспортного чиновника выполнял один из заместителей министра торговли. Всего министрами транспорта США побывало 19 человек, все из них представляли двуединопартийную систему.[23]
  13. Министр энергетики США (U.S. Secretary of Energy). Энергетическое ведомство в статусе отдельного федерального министерства (департамента) возникло в 1977 году, с тех пор назначено 16 министров, которые неизменно были представителями двухпартийного тоталитаризма.[24]
  14. Министр образования США (U.S. Secretary of Education). После выделения в 1979 году из ведомства «здравоохранения, образования и благосостояния», министрами образования отметилось 12 человек, и все они были членами сверхпартий.[25]
  15. Министр по делам ветеранов США (U.S. Secretary of Veterans Affairs). Неужели старики и инвалиды могут угрожать политической монополии? Или дело в том, что под слезливую пропаганду о «священном патриотизме» можно неплохо «распилить» вкусный бюджет министерства в $270 млрд[2] (годовой бюджет Швейцарии)? Должно же быть какое-то внятное объяснение почему как минимум 6 из 8 министров по делам ветеранов тоже оказались полностью «своими» людьми.[26]
  16. Министр внутренней безопасности США (U.S. Secretary of Homeland Security). Теракты 11 сентября послужили удобным поводом для усиления тотальной слежки за гражданами и нагнетания полицейщины, одним из следствий этого стало создание нового ведомства федерального уровня — Министерства внутренней безопасности США. Шестеро из семи министров отмечены как члены Демократической или Республиканской партии.[27]

Список преемственности окончился, однако в Кабинете США есть ещё 9 мест без статуса секретаря федерального департамента:

  1. Администратор Агентства по охране окружающей среды (Administrator of the Environmental Protection Agency). Агентство существует с 1970 года, и с тех пор все его 15 администраторов принадлежали к «республиканцам» либо «демократам».[28]
  2. Директор Административно-бюджетного управления (Director of the Office of Management and Budget). В таком названии пост появился также в 1970 году, но является преемником созданного сто лет назад директора Бюджетного бюро. 42 из 43-х директоров бюджетного ведомства были членами тоталитарной системы.[29]
  3. Директор Национальной разведки (Director of National Intelligence). Это руководитель Разведывательного сообщества США (U.S. Intelligence Community) — ещё одного номенклатурного пула, поводом для введения которого назвали теракты 9/11. Согласно законодательству, директору Национальной разведки подотчётны директор ЦРУ и ещё шестнадцати спецслужб, приходящихся частями других крупных ведомств. Относительно большинства директоров есть сведения об аффилиации с Демократической или Республиканской партией.[30]
  4. Торговый представитель США (U.S. Trade Representative). Возглавляет Офис торгового представителя Соединённых Штатов Америки. Принадлежность к «демократам» или «республиканцам» всегда была фактически обязательным требованием для занятия этой должности.[31]
  5. Постоянный представитель США при ООН (U.S. Ambassador to the United Nations). Как минимум 29 из 31-го посла США при ООН сделали карьеру во всё той же двухпартийной монополии.[32]
  6. Председатель Совета экономических консультантов (Chair of the Council of Economic Advisors). Созданное в 1946 году учреждение успело возглавить тридцать председателей, и есть сведения о принадлежности к суперпартиям двадцати девяти из них.[33]
  7. Администратор Управления по делам малого бизнеса (Administrator of the Small Business Administration). Орган существует с 1953 года, с тех пор его администраторами была беспрерывная совокупность из 27 членов Республиканской или Демократической партии.[34]
  8. Директор Управления научной и технической политики (Director of the Office of Science and Technology Policy). Работает с 1976 года, выполняя функции консультирования президента США относительно научно-технической политики. Под занавес сего душнейшего списка сплошной партноменклатуры нас ожидает хоть какое-то исключение из правила — данные о партийной принадлежности выявлены у 4 из 11 директоров офиса.[35]
  9. Глава аппарата Белого дома (White House Chief of Staff). Выступает начальником Исполнительного офиса Президента Соединённых Штатов (Executive Office of the President of the United States), представляющего собой собрание как отдельных помощников, консультантов президента, так и организованных в офисы — в частности, помимо прочих, в него входят упомянутые выше научно-технический и бюджетный офисы. С 1969 по 2021 главами аппарата Белого дома стало 26 человек, и относительно 25 из них есть сведения об аффилиации с Республиканской или Демократической партией.[36]

Самоуправление. Парламенты 50 штатов США

Самоуправление — один из главных посулов практически любой пространной либерально-капиталистической бумажки. Это «в совке» всё было жутко зарегулировано, централизовано — ЦК КПСС диктовал что будут делать по всей стране; Брежнев (тем паче Сталин!) неким мистическим образом дотягивался всюду, управлял всеми и всем, вплоть до отдалённых сёл с забытыми богами городскими закоулками. А в странах торжества частного бизнеса всё наоборот — могучее самоуправление… Правда?..

На бумаге всё действительно «красиво» — каждый штат имеет свою собственную конституцию, и Конституция Алабамы своими размерами превосходит федеральную вовсе раз в пятьдесят; по многословности ей нет равных и по сравнению с конституциями иностранных государств. В содержаниях этих обер-документов написано о независимости от Вашингтона едва ли ни во всём, чего захочется; заявляются очень похожие принципы разделения властей на всё те же три независимые ветви, и тому подобное. Таким образом каждый штат декларативно представляет собой мини-государство (да, и само слово «state» можно перевести как «государство»), со своим законодательным органом, судом, исполнительной властью.

49 штатов используют аналогичную модель двухпалатного законодательного корпуса, только в некоторых случаях нижняя палата именуется не «House of Representatives», а «House of Delegates», «State Assembly», «General Assembly», или просто «Assembly». В штате Небраска — однопалатный «Legislature». На этом отличия внезапно заканчиваются, ибо если взглянуть кто заседает в этих гордых как-хотим-так-и-называемся органах, то обнаружим…

…всё ту же Демократическую и Республиканскую партию! В штате Вермонт сегодня к таковым принадлежит 138 из 150 депутатов Палаты представителей и 28 из 30 Сената, что 92% и 93% голосов соответственно. При этом Вермонт (в котором, кстати, проживает всего семьсот тысяч человек — 0,2% населения США) ещё самый своенравный! В нижней палате Аляски монополисты заняли 90% мест (и 100% в верхней)… так заканчивается «перечень» самых грандиозных примеров «разгула инакомыслия», поскольку в остальных палатах диктаторский шмурдяк имеет как минимум 97% крепость, а в 82 из 99 и вовсе 100% — нет ни одного хотя бы формально независимого от монополии депутата.

Во всех 99 палатах суммарно 7383 места, из них в декабре 2021:

  • 19 — вакантны (не учитываем)
  • 12 — депутаты от других партий
  • 30 — депутаты, заявившие себя как «независимые»
  • 7322 — «демократы»+«республиканцы»

Таким образом, двуединопартийная система вполне официально подчинила 99,4% голосов законодательных органов штатов. Если это не тоталитаризм, то что такое тоталитаризм?

Как легко догадаться, при таком удушающем контроле псевдонародных избранников, партноменклатурщина накрепко прихватила и все троны руководителей региональных парламентов — как верхних палат,[52] так и нижних.[53]

Насколько давно сложилась такая ситуация? Обзор каждого штата выльется не меньше, чем в целую книгу, поэтому пойдём по упрощённому варианту — посмотрим какие были руководители у парламентов четырёх крупнейших административно-территориальных единиц США, суммарное население которых превышает 110 миллионов человек (примечание: в штате Калифорния, Техас и Нью-Йорк сенаты возглавляют вице-губернаторы, но о них пойдёт речь ниже, а по отношению к этим трём штатам будет указано следующее по иерархии лицо — president pro tempore, т. е. временные председатели сената):

  • Калифорния. В самом населённом сегодня штате безусловное доминирование «республиканце-демократов» началось спустя пятнадцать-двадцать лет после присоединения к США; это заметно уже хотя бы из того, что с тех пор все председатели как нижней,[39] так и временные председатели верхней палаты[40] Калифорнии были из их рядов.
  • Техас. Относительно партийной принадлежности Натаниэля Бурфорда, бывшего спикером Палаты представителей в 1866—1869 гг., есть неоднозначные данные, тем не менее есть в том числе данные о связях с Демократической партией; учитывая это примечание можно утверждать, что все из 71 спикера Палаты представителей,[41] и все 279 presidents pro tempore Сената штата Техас[42] связаны с дуополией.
  • Флорида. Получила статус штата в 1845 году, уже через шесть лет пост спикера покинул Хью Арчер, который был членом Партии вигов, и стал на этой должности «последним из могикан».[45] Среди председателей Сената Флориды представители других партий — не «республиканцы», и не «демократы» — не обнаружены.[46]
  • Нью-Йорк. Как свидетельствуют исторические данные, в законодательной ветви штата двухпартийная монополия установилась также ещё с середины XIX века; уже 165 лет подряд спикерами Ассамблеи (нижней палаты) штата Нью-Йорк служат исключительно представители Республиканской и Демократической партии.[43] Они же бессменно занимают пост временного председателя Сената со времени учреждения в 1873 году.[44]
Футболка forgedfromfreedom: демократы, республиканцы, винтовка.
Кое-кто начинает догадываться, что маранием бумажек крестиками власть не взять…

Исполнительные власти 50 штатов США

Ввиду федеративного устройства США, исполнительные власти штатов наделены широкими полномочиями — губернаторы представляют собой едва ли не локальных президентов, нижестоящие местные чиновники также во многом независимы от Белого дома и губернатора. Формально.

А теперь проанализируем фактическое положение вещей через всю ту же призму партийной корпоративности. В первую очередь запротоколируем текущую обстановку — чьих будут 4—5 наиболее высокопоставленных чиновника каждого из штатов и города Вашингтон:

  • Губернатор (Governor). По состоянию на декабрь 2021 года все пятьдесят постов губернаторов штатов оккупированы представителями Республиканской партии и Демократической партии.[47]
  • Вице-губернатор (Lieutenant governor). Является заместителем, первым преемником губернатора в случае досрочного прекращения его полномочий. Посты вице-губернатора существуют в 45 штатах, и все эти 45 мест занимают члены тоталитарной системы.[48]
  • Государственный секретарь (Secretary of State, и др. похожие названия). В Юте, на Гавайях и Аляске подобная должность отсутствует, во всех остальных штатах и округе Колумбия (город Вашингтон) держатели портфеля госсекретаря — это «демократы» и «республиканцы».[49]
  • Генеральный прокурор (Attorney general). Кто в «самоуправляемых» регионах стоит на страже законности, зорко присматривая за действиями политической монополии? Конечно, сама же политическая монополия. Во всех 50 штатах и столице.[50]
  • Казначей / контролёр (в большинстве — Treasurer; в Нью-Йорке и Техасе — Comptroller; и др. названия). Заведующего финансовыми вопросами местами именуют по-разному, но принято считать, что функционально схожая должность существует в 48 штатах, и в 2021 году партии-монстры напрямую контролируют 46 из них.[51]

Углубим исследование исполнительных ветвей штатов в ретроспективу, как уже сделали с законодательными — тоже на примере четырёх крупнейших регионов США, с населением более 20 миллионов в каждом:

  • Калифорния. Республиканско-Демократическая монополия установила свою политическую диктатуру в Калифорнии ещё лет за сто до того, как Кремниевая долина начала устанавливать всемирную IT-монополию. Диктатуру безраздельно тоталитарную, поскольку она подчинила всех главных чиновников штата — не только упомянутых ранее временных председателей Сената и спикеров Ассамблеи Калифорнии, но также и калифорнийских губернаторов, [54] вице-губернаторов,[55] государственных секретарей,[56] генеральных прокуроров,[57] казначеев[58]
  • Техас. Практически то же самое приходится констатировать при обозрении истории крупнейшего южного штата, начавшейся ещё в 1845 году. В 1853 губернатором на четыре года становился Элиша Пиз, представитель Юнионистской партии, в 1860-х генеральными прокурорами побывало ещё два юниониста, а все дальнейшие полуторавековые несобытия Техаса можно описать тремя словами: выборы без выбора.[59][60][61][62][63]
  • Флорида. 1849 год — губернатором избран представитель Партии вигов, в 1917 — Партии запрета (Prohibition party); в 176-летней истории штата Флорида эти 8 лет стали единственными, когда администрацию региона возглавлял не «республиканец» или «демократ». Аналогичная картина наблюдалась и наблюдается во всех главных кабинетах флоридского правительства.[64][65][66][67][68]
  • Нью-Йорк. В 1941 году контролёром (Comptroller — так в штате Нью-Йорк называют чиновника, исполняющего в т.ч. обязанности казначея) стал член Американской лейбористской партии, при этом он опирался в том числе на Демократическую партию, а через год уже был отправлен в отставку. Всё. Больше рассказывать не о чем, поскольку имитация многопартийности выражалась в нескончаемой карусели монопольного тандема: все 40 губернаторов,[69] все 45 вице-губернаторов,[70] все 43 секретаря,[71] все 41 генеральных прокурора,[72] и все остальные 38 контролёров штата Нью-Йорк,[73] действовавших с 1858 по 2021 год — это представители двухпартийной диктатуры Демократов-Республиканцев.

И без того затянувшийся обзор американских — по конституциям щегольски своенравных, но по содержанию тошнотно шаблонных — властей уровня штатов пора завершить, поинтересовавшись что происходит на нижних этажах.

Правительство города Нью-Йорк

Администрация города Нью-Йорк выбрана для «лабораторной пробы», конечно же, вовсе не случайно. Это один из населённейших мегаполисов Земли, уже долгое время являющийся важнейшим её финансовым центром. Годовой ВВП непосредственно Нью-Йорка достиг триллиона долларов,[5] а с учётом агломерации в 2010-е годы объём экономики превысил $1,7 трлн[6] (сопоставимо с ВВП всей Российской Федерации). Итак, если триумф частной собственности несёт свободу, демократию, в том числе независимое самоуправление, то кому, как не главному очагу мирового капитализма, подавать эталонный пример?

2 ноября 2021 Эрик Адамс избран мэром Нью-Йорка, и таким образом стал 36-м подряд главой мегаполиса, который представляет Демократическую или Республиканскую партию.[74]

Если полагаться на порядок преемственности полномочий главы города в случае досрочного прекращения полномочий, то вторым лицом является Общественный адвокат (Public Advocate). Данная должность появилась в 1994 году, с тех пор на ней успело побывать 5 человек, все они были «демократы».[75]
Следующим преемником определён функционер, называющийся в оригинале Comptroller of New York City. Судя по партийной принадлежности таковых, беспрерывной оккупации «демократами» и «республиканцами» нет конца и края, даже при взгляде за рубеж XX и XIX веков.[76]

Городской совет Нью-Йорка (New York City Council) состоит из 51 места, 4 из которых принадлежат Республиканской партии, и 47 — Демократической.[7] Пост спикера Городского совета учреждён в 1990 году, и с тех пор его занимали только члены Демократической партии США.[77]

New York City состоит из 5 больших административных единиц, именуемых локально-колоритным словом «боро». У каждого боро есть свой аппарат самоуправления… как бы «свой», как бы «самоуправления», поскольку если ревизуем корпоративную принадлежность его главного руководства вплоть до 1898 года (когда произошла так называемая консолидация — Нью-Йорк радикально расширился за пределы Манхэттена, присоединив к себе 4 новых округа, которые и стали боро), то обнаружим:

  • Бронкс. В ноябре 2021 состоялись выборы президента боро, по итогам которых победил очередной представитель политической монополии, 14-й подряд. В 2015 году был избран 13-й подряд «свой» окружной прокурор Бронкса.[78]
  • Бруклин. Все прокуроры представляли монополию ещё до присоединения к Нью-Йорку, с середины XIX века. В 1909 г. истекли 4-летние президентские полномочия Бёрда Колера, выдвиженца Лиги муниципальной собственности (не просуществовала и 4-х лет, а сам Колер ранее был контролёром Нью-Йорка от Демократической партии), после чего многопартийность окончательно превратилась в фикцию.[79]
  • Куинс. Главными администраторами боро Куинс успело стать уже 20 человек, но все они неизменно представляли тандем суперпартий. За единственным исключением 1906 года, аналогичная история и с окружными прокурорами.[80]
  • Манхэттен. Кабинет прокурора Манхэттена окончательно оккупирован Демократо-Республиканцами ещё до консолидации Нью-Йорка, с 1858 года. С этим же двуглавым спрутом связаны и абсолютно все президенты боро.[81]
  • Статен-Айленд. Самый умопомрачительный триумф многопартийности нас ожидает именно в данном боро, где в 2002—2013 президентом был Джеймс Молинаро, представитель Консервативной партии Нью-Йорка; остальные 15 глав Статен-Айленда были открытой частью тоталитарной системы, её же безраздельная власть также отмечена и над прокуратурой.[82]

Вот такая «свобода», такое «самоуправление»… А как дела в других городах?

Правительство города Лос-Анджелес

Второй по численности населения город Соединённых Штатов — Лос-Анджелес. Он тоже является одним из крупнейших экономических центров мира, концентрирует в себе и вокруг себя множество мощных высокотехнологичных отраслей, а вселенскую культурную гегемонию, достигаемую через кинематограф, сложно переоценить. Надо понимать, шумное торжество истинной демократии мы обнаружим и в этом эпицентре всемирной капиталистической системы?

Город Лос-Анджелес появился в 1850 году. В первые десятилетия существования никто не имел возможности и подозревать, что он превратится в супервлиятельный мегаполис — население составляло всего несколько тысяч человек. Но уже тогда, в ещё почти никому неизвестном городке, Демократическая и Республиканская партия взяли вожжи в руки — мэры Лос-Анджелеса были членами этих партий с самых 1850-х и 1860-х годов соответственно. Прошло сто семьдесят лет, сменилось сорок два мэра, тем не менее не появилось ни одного, который представлял бы другую партию.[83]

Согласно юридической иерархии, следующий по старшинству чиновник — председатель Городского совета Лос-Анджелеса (President of the Los Angeles City Council); в 1931—1933 данную должность занимал член Партии запрета, но далее всё вернулось на круги своя.[84]

Сам же парламент главного города Западного побережья состоит из 15 депутатов, из них 14 принадлежат Демократической партии.[85] Оставшийся, Джон Ли, сейчас числится как «независимый», однако даже за архикарикатурной «свободной конкуренцией» 14:1 кроется подвох — до 2020 года Джон состоял в Республиканской партии… Номенклатурная сверхкорпорация абсорбировала всю политическую жизнь окончательно и давно, поскольку после погружения в полувековую историю всех 15 избирательных округов Лос-Анджелеса не удалось обнаружить ни одного случая, когда побеждал бы представитель «третьей» партии.[86]

Лосанджелесцы избирают генерального прокурора и контролёра города, но это ещё одни выборы без выбора — как минимум последние пятьдесят лет эти должности контролируют исключительно «демократы» и «республиканцы».[87][88]

США, Лос-Анджелес, улица Коммерческая, приблизительно 1870 год.
Так выглядел деловой центр Лос-Анджелеса в 1870-е, ул. Коммерческая. Партноменклатура «демократов» и «республиканцев» уже тогда хозяйничала в чиновничьих кабинетах.

Мэры крупнейших городов США: 121 город с населением более 200 тысяч

Распространим наше исследование на все крупнейшие города США, население которых, согласно переписи 2020 года, превысило 200,000 человек. 121 город, с суммарным постоянным населением 69 млн (фактически же в агломерациях мегаполисов находится значительно больше людей: слившиеся с ними города-спутники, множество гостей-туристов, а также трудящиеся иностранцы и иногородцы):

Единственный действующий беспартийный мэр города-миллионника — Рон Ниренберг из техасского Сан-Антонио (1,4 млн). Мало того, это исключение из правила, поскольку в предыдущие десятилетия главами города были только члены Демократической партии.

Второй мэр «independent» — Кэролайн Гудман из небезызвестного Лас-Вегаса (0,6 млн). А тут интересны как минимум три момента: во-первых, до этого город возглавлял её муж Оскар, во-вторых, оба супруга ранее делали карьеру в Демократической партии, в-третьих, до Гудманов мэрами Лас-Вегаса были действующие «демократы» (1975—1999), «республиканец» (1959—1975), и перед ним ещё «демократы».

Следующий подобный город — Гонолулу, штат Гавайи (0,4 млн). Избранный в ноябре 2020 Рик Блангиарди не состоит в узаконенных отношениях с партиями, однако общественности хорошо известно о тесных контактах с «республиканцами».[92] В 2010—2013 мэром побывал ещё один как бы «независимый» кандидат, но до вступления в должность отмечены связи со всё той же партией. На этом перечень недоисключений оканчивается — «самоуправление» г. Гонолулу всегда было вотчиной политической монополии.

Иные города с беспартийными мэрами уступают вышеозначенным по численности жителей. Итоговая и главная цифра такова: тоталитарная Демократо-Республиканская двухпартийщина контролирует по меньшей мере 112 из 121 мэра крупнейших городов Соединённых Штатов Америки.

Главы крупнейших округов штата Нью-Йорк и Техас

Дробная территориальная единица штата — округ (county); всего их в США 3 тысячи, что можно сопоставить с российским районом, которых 1,9 тыс. Американский округ тоже имеет локальную администрацию с выборными должностями, в связи с чем, зарывшись уже на самое дно пирамиды государственной власти, предпримем последнюю попытку докопаться-таки до воспетого капиталистическими проповедниками, но неуловимого самоуправления.

Впрочем, частично это уже сделали, поскольку рассмотренные 5 боро Нью-Йорка территориально совпадают с 5 округами одноимённого штата. New York State состоит из 62-х округов, однако для выяснения общей картины нет необходимости перегружать себя изучением каждого, ибо тех, где находится хотя бы 200 тысяч граждан, всего 18, а в них проживает 17 млн — 84% населения штата.

Итак, фиксация положения дел на декабрь 2021 года даёт следующие примитивные итоги: главы 9 крупнейших округов Нью-Йорка принадлежат Демократической партии США; нижерасположенная восьмёрка, куда не вошёл «демократический» округ Олбани — Республиканской партии США; соответственно, ни один инопартиец или независимый руководитель не обнаружен.[91]

В качестве финального аккорда аналогичным же образом обследуем исполнительную власть округов Техаса, но уже не одних председателей, а вместе с аппаратом. Юридические особенности штата таковы, что во главе администраций его округов стоят пятёрки: четыре комиссара (Commissioner) и председательствующий в их собрании окружной судья (County Judge); слово «судья» здесь не следует понимать буквально, это именно председатель местной исполнительной власти. Ещё в правительстве типичного округа Техаса фигурируют номенклатурщики со следующими наименованиями: налоговый инспектор (Tax Assessor-Collector); казначей (Treasurer); два клерка (District Clerk и County Clerk); шериф (Sheriff); один или два прокурора, имеющих несколько разные функции (District Attorney, County Attorney или Criminal District Attorney).

В Техасе 254 округа, но только в 24-х более 200,000 человек; суммарно же в этих населённейших единицах проживает 22 млн техасцев — ¾ жителей штата. В 24-х округах находятся 267 перечисленных абзацем выше чиновников… Казалось бы, изложение партийных хитросплетений такой большой массы функционеров должно вылиться в значительные объёмы текста, однако реальность тут шокирующе монохромна — все эти 267 чиновников представляют двухпартийную монополию Демократов-Республиканцев.[90]

Демократическая партия и Республиканская партия — в чём отличие?

Партия прежних рабовладельцев, это — так называемая «демократическая партия». Партия капиталистов, стоявшая за освобождение негров, развилась в «республиканскую партию».

После освобождения негров разница между той и другой партией становилась все меньше. Борьба этих партий велась преимущественно из-за вопроса о большей или меньшей высоте таможенных пошлин. Никакого серьезного значения для массы народа эта борьба не имела. Народ обманывали, отвлекали от его насущных интересов посредством эффектных и бессодержательных дуэлей двух буржуазных партий.

Эта так называемая «система 2-х партий», царившая в Америке и в Англии, была одним из самых могучих средств помешать возникновению самостоятельной рабочей, т. е. действительно социалистической партии.[97]

Правда, №164 (9 ноября 1912 года), В.И. Ленин — Итоги и значение президентских выборов в Америке

Эти строки написаны 109 лет тому назад, и до сих пор не только не утратили своей актуальности, но, к изумлению, даже напротив — стали ещё актуальнее, поскольку разница между партиями стала ещё меньше. А плохо знакомых с историей США ввергает в удивление другое — инструментом рабовладельцев-расистов ранее была именно Демократическая партия, хотя сегодня подобные идеи куда больше подойдут современному имиджу «республиканцев». Дело именно в том, что это просто имидж — обёртка, симулякр, фейк, приманка.

Если так называемая идеология, ценности — всего лишь легковесный фантик, то почему бы сторонникам рабства чернокожих после смены ветров не начать исступлённо фарисействовать за их права? Из рупоров Демократической партии США доносится много пафосной трескотни о правах этнических и всевозможных меньшинств, бессмысленных речей об абстрактной свободе и важности каждой личности. Но на практике эта организация — в первую и решающую очередь — служит такому меньшинству, свободам таких личностей, как собственники капитала.

The two platforms — 1869, US, racist poster | Две платформы — 1869, США, расистский плакат
«Две платформы», 1869 год, США. Агитационный плакат Демократической партии пытался привлечь внимание белого большинства за счёт поощрения расистских предрассудков. Демагоги переобулись до неузнаваемости, и сегодня белыми расистами манипулирует Республиканская партия, а цветными — Демократическая.

Республиканская партия США, получившая стартовую популярность на волне прогрессивной идеи освобождения рабов, ныне окормляет притоны белых расистов, милитаристских националистов, нафталиновых религиозников, поборников разнобезобразной конспирологии и других сортов мракобесия. На деле же «республиканцы» постоянно доказывают, что у них тоже нет принципов — им наплевать на всех белых протестантов, кроме таких, как Дональд Трамп. Или любой другой миллиардер — спонсоры любых цветов в наличии. Деньги-то «не пахнут», а верховный бог любого адепта рыночной экономики всегда одного цвета — Золотой телец.

Обе сверхпартии дробятся на ряд внутренних фракций, которые выдвигают зачастую несовместимые, иногда диаметрально противоположные лозунги внутри одной партии. Сей маскарад многоликого мошенничества породил, например, такие прозвища-акронимы, как DINO и RINO — «democrat in name only» и «republican in name only», то есть «демократ/республиканец только по названию».[96] Соответственно, риторика многих «республиканцев» и «демократов» не просто похожа, а вовсе идентична, и никакой разницы между ними нет даже на словах — отличия носят чисто брендовый, полностью фиктивный характер. Данное обстоятельство ещё раз подчёркивает, что у жрецов тоталитарной диктатуры нет вообще никакой идеологии, никаких ценностей, кроме денег; в своей основной массе это орда беспринципных карьеристов-биороботов, запрограммированных на службу олигархам.

Республиканская и Демократическая партия — это лишь названия, торговые марки. В сущности, они уже давно не партии в том же смысле слова, которое оно имело в XIX веке. Это два колоссальных административно-иллюзионистских конгломерата, состоящие из шоуменов, спичрайтеров, политтехнологов, юристов, и тьмы прочих клерков, соревнующихся между собой в предоставлении крупному капиталу услуги под наименованием «лояльность электората» — отсутствие бунтов, охранительская стабильность.

Демократическая и Республиканская партия — это два ТВ-шоу по регулярному выпуску пара методом создания ощущения борьбы и чувства выполненного долга, которое наступает после ритуала по проставлению нелепых крестиков на ничтожной бумажке. У всякого телешоу есть рейтинги — результаты американских выборов без выбора есть не что иное, как официальный замер рейтинга. По итогам режиссёры получают от хозяев-заказчиков свои десять, двадцать, а то и все тридцать сребреников — в зависимости от того, кто и насколько успешно продал и предал интересы доверившихся граждан.

Республиканская партия отличается от Демократической прежде всего электорально-маркетинговым позиционированием, работой на разную целевую аудиторию. Если сегодня одни сбывают квазиидеологический опиум преимущественно малограмотным, религиозным жителям сёл и городков, то другие манипулируют прежде всего сознанием наивной образованщины из мегаполисов. Одни ориентируются на коренных граждан, другие — на эмигрантов. Одни нацеливаются преимущественно на белых, другие — на всех остальных. Одни проповедуют что саморегулирующийся рынок причинит много счастья, другие же уверяют, что для счастья надо немного нарастить социалочку и прочие унизительные подачки челяди с барского стола… Ещё есть спекуляции темой ношения оружия, и много иных мелочных — или, во всяком случае, далеко не первостепенных — проблем, которые, однако, для многих становятся идеей фикс, чем люди превращают себя в лёгкую жертву политиканов. Превращаются в ещё больших жертв, когда поддаются на провокации по сталкиванию двух лагерей лбами. «Разделяй и властвуй».

Демократическая партия не отличается от Республиканской в самом главном аспекте, где кроется кощеева игла — в отношении к проблеме частной собственности, уже давно назревшей и перезревшей. Точнее, они не выносят такую проблематику вообще, и проклинают тех, кто смеет распространять «кощунственные» идеи по ликвидации иррационального идолища. Конечно же, это не случайность, а абсолютная закономерность, по-другому быть не могло, поскольку обе партии-близнеца существуют благодаря поддержке миллионеров и миллиардеров, т. е. этих самых владельцев частной собственности, прежде всего крупной — больших заводов, аграрных холдингов, торговых сетей, СМИ-монополистов, финансовых монстров, IT-империй. Так, например, газета The New York Times писала, что половину денег президентской кампании 2016 года внесло всего четыреста сверхбогатых семей;[100] не эта ли олигархическая банда и является настоящей верховной властью США, прикрывающейся телевизионными шутами двух вертепов лицемерия?

Кто ужинает партию — тот и пишет ей программу. В пользу того, что партноменклатурщиков ужинает чрезвычайное меньшинство американцев, неопровержимо свидетельствует ещё, например, такой факт: согласно исследованиям Credit Suisse, собственность 91% граждан США недотягивает до миллиона долларов, а у большинства же нет практически ничего — 55% не обладает эквивалентом $100 тыс.[107] при том, что медианный ценник дома в 2021 году превысил $400 тыс.;[93] большинству явно не до кормёжки ручных политиков, приходится переживать как прокормить, обеспечить себя и своих детей. О какой демократии тут может идти речь?

Только о капиталистической — такой, где всегда намертво замалчивают, что чудовищная разница в доходах обязательно означает чудовищное неравенство возможностей, и оно обязательно ширится там, где эксплуатация человека человеком не считается преступлением. Трудящиеся, которые и составляют подавляющее большинство американских граждан, не только не влияют на двукрылую «Партию власти», но пропасть между ними лишь увеличивается, поскольку неравенство с 1980-х нарастает галопирующими темпами, и уже в 2010-е по многим показателям деградировало к уровню «дикого» капитализма начала XX века — такие выводы можно сделать даже из работ Исследовательской службы Конгресса США.[94]

Доля национального дохода США, полученная 1% самых богатых в 1913—2019 гг. | график, Конгресс США
Доля национального дохода США, полученная 1% самых богатых в 1913—2019 гг. | источник: Congressional Research Service (CRS) — The U.S. Income Distribution: Trends and Issues — January 13, 2021 (R44705 — Version: 6)

Так что же больше похоже на тоталитаризм?

Возвращаясь к дежурному обвинению в тоталитаризме, зададимся вопросом: можно ли было подобное устроить в СССР? Чтобы КПСС составлял «конкуренцию» другой спарринг-партнёр постановочного реслинга. Всё равно как бы называлась вторая постоянная организация, названия американских партий тоже не имеют значения, главное чтобы оба крыла двухпартийной машины тоже не трогали бы важнейшие вопросы, прежде всего экономический базис, а спекулировали максимум второстепенными вопросами, лучше — мелочными, вроде той же степени свободы ношения оружия, повышения/понижения налогов на несколько процентов, и т. д. В кризисных ситуациях тоже сталкивали бы лбами разные социальные группы, чтобы одни бедолаги набрасывалась на других, получали иллюзию борьбы за якобы свои интересы, в действительности и не думая покушаться на настоящую власть. Почему в Советском Союзе не сделали так же? В чём, собственно, проблема?

Может в том, что власть СССР никогда не была настолько циничной? А это не потому ли, что не было заказчиков продажной политики? Кто посмеет обвинить рядового советского человека в том, что не испытывал потребности в дегенеративном шоу с «выборами» между двумя никогда не меняющимися, одинаковыми партиями? Советская партноменклатура, как бы и кто к ней не относился, никак не могла принять заказ от миллиардеров по исполнению мошеннического шоу «Многопартийность», уже хотя бы по одной простой причине — миллиардеров в СССР не было ни одного за всю историю; не было их потому, что не существовало частных латифундий, заводов, банков, которые всегда и обязательно порождают олигархов. Соответственно, американская партноменклатура никак не могла не продаться миллиардерам, ибо их наличие неизбежно ведёт к тому, что чиновники — с их убогими официальными зарплатами — будут обязательно куплены. Итак, что лучше, а что хуже: просто бюрократия, или бюрократия под управлением олигархии? Периодический обман, как отражение недостатков среднестатистического человека, или машина тотального надувательства?

Очевидно, что политическая система Соединённых Штатов Америки намного больше заслуживает на определение «тоталитаризм». «Разоблачения» со стороны пропагандистов рыночной экономики по большей части являются чудовищным ханжеством, как обвинение в курении табака со стороны наркомана, который, мало того, тоже курит табак, так ещё и употребляет героин.

Карикатура «The march of tyranny» (Марш тирании) — Бен Гаррисон
«Марш тирании» американского карикатуриста Бена Гаррисона. Представители электората кричат «в следующий раз буду голосовать за республиканцев/демократов!». Почему-то всему виной изображены одни «элитные глобальные банкиры», однако если иметь представление, что промышленные, аграрные и IT-империи принципиально не отличаются от банковских, и они все вместе представляют собой правящий капиталистический класс, то всё становится на свои места.

Монополизация политики США — в чём причина и могло ли быть иначе?

В чём причина крайней монополизации американской политики? Случайность ли это? Могло всё сложиться по-другому? Как уже выяснили, главным заказчиком происходящего являются несколько сотен сверхбогачей. Вполне естественно, поскольку экономика — основа основ любой цивилизации любого времени. Кто сегодня владеет заводами, банками и коммуникациями — тот владеет и государством. Любые партии, выборы-невыборы, борьба за власть или её постановочная имитация — это всё производные экономического базиса.

Общественность слишком слабо осведомлена, но и не сенсационная новость, что экономика Соединённых Штатов также имеет вековые тенденции к монополизации. Это только в наркотических фантазиях либертарианцев «правильный» капитализм представляет собой праздник свободной-благородной конкуренции множества производителей, а в реальности же любой частный собственник, любая частная корпорация стремится обанкротить, убить, уничтожить, поглотить всех конкурентов. Это объективный и абсолютно неотвратимый процесс рыночной экономики, неминуемо приводящий к диктатуре крупных капиталистов.

Примеров множество. Есть сведения, что в 1880 году 61% газет имели хотя бы формального конкурента в своём городе, к 1940 численность таковых в США сократилась до 13%, в 1970-е вовсе до 3%.[103] Также были подсчёты, что в 1983 году в руках пятидесяти компаний находилось 90% всех американских СМИ, а к 2011 году тот же объём контролировали всего шесть корпораций.[104] Наверное не следует подробно разъяснять ту очевидную истину, что монополизация средств массовой информации чрезвычайно плотно переплетена с монополизацией политики — люди никак не могут захотеть проголосовать за тех, чьей позиции не знают, и многие будут голосовать за тех, кого рекламируют даже примитивным, бездарным образом, побеждая океаническим количеством пиара (зомбированием). Умы людей оказались в рабстве у кучки частных собственников медиаимперий. Не пора ли освободиться от цепей, сделать главные СМИ общественным достоянием?

Можно провести и другие параллели. Беспросветное доминирование дуополии Республиканской и Демократической партии в политике США можно сравнить с тотальным доминированием Android и iOS, которые управляют 99,7% подключенных к Интернету мобильных телефонов американцев.[101] Кстати, далеко не только американцев, это диктаторы планетарного масштаба. Как и, например, производители авиалайнеров — 99,2% рынка всей Земли заняли также лишь два производителя.[102] Положение дел такое же, как и в шоубиз-недополитике США: формально никто не запрещает нарушить дуополию, на бумаге зарегистрировано множество партий, множество производителей, но фактически кто и как это может сделать, если олигархия вложила и продолжает вкладывать в свои проекты многие миллиарды долларов? Активы каждой из упомянутых сверхкорпораций-монополистов — Google, Apple, Airbus, Boeing — составляют порядка $100—400 миллиардов долларов; ну, пойди составь им конкуренцию легендарным стартапом из гаража![105]

Полуторавековая история Соединённых Штатов неопровержимо свидетельствует, что партии капиталистической диктатуры победить проставлением галочек на бюллетенях — точно такая же «гаражная» сказка для скорбных разумом. Мечтать обыграть шайку шулеров в их же шалмане, по их же правилам, их же картами — это полный идиотизм. Против воров проверены и работают совсем другие рецепты…

Выводы

Подведём итоги. Для начала в виде резюме из некоторых строгих фактов и цифр, выясненных непосредственно в данной работе.

Федеральный уровень. Демократическая партия и Республиканская партия подчинили себе:

  • не менее 83% депутатов обеих палат Конгресса начиная с 1857 года, и не менее 98% с 1941 года
  • 33 последних президента, беспрерывно правящих уже 168 лет
  • всех судей Верховного суда
  • практически всех остальных высших должностных лиц, с середины XIX века и по текущий 2021 год: вице-президенты, спикеры, главы Госдепа, генеральные прокуроры, министры, и др.

На уровне штатов «демократы» и «республиканцы» контролируют:

  • 7322 из 7364 (99,4%) действующих депутатов парламентов штатов
  • в декабре 2021 — всех губернаторов, вице-губернаторов, госсекретарей, генеральных прокуроров
  • власти большинства штатов примерно со времени их появления; на примере Техаса: всех (279) временных председателей верхней и всех (71) председателей нижней палаты парламента, практически всех (46 из 48) губернаторов и всех (42) вице-губернаторов, действовавших на протяжении всей истории штата (1845—2021 годы)

На уровне городов и округов Соединённых Штатов Америки примерами тоталитарного контроля Демократической и Республиканской партией являются:

  • Нью-Йорк: все действующие депутаты городского совета, 36 последних мэра, практически все президенты и прокуроры боро, что берёт начало ещё в XIX веке
  • Лос-Анжелес: 14 из 15 сегодняшних членов городского совета и все мэры с 1850-х
  • мэры 112 из 121 крупнейшего города США, находящиеся в должности в 2021 году
  • все 267 действующих главных чиновников 24-х крупнейших округов штата Техас

Все эти, а также другие упомянутые факты, причины и следствия, позволяют сделать следующие важнейшие выводы:

  1. Многопартийность и принцип разделения властей в США — фальшивки. На бумаге существует три ветви власти и множество партий, однако даже на уровне властей штатов всё решают исключительно Республиканская партия и Демократическая партия.
  2. Политическая конкуренция в США похоронена ещё в середине XIX века. «Демократы» и «республиканцы» обладают политической монополией с 1857 года — 164 года беспрерывной диктатуры.
  3. У «демократов» и «республиканцев» нет принципов, есть только бренд и маркетинговая стратегия. Демократическая партия из сторонников рабовладения перековалась в спекулянтов лозунгами защиты меньшинств, Республиканская — из сторонников освобождения рабов в консерваторов и реакционеров; мало того, сегодня оба монстра состоят из множества фракций, которые выступают зачастую с несовместимыми лозунгами; т. е. это квазипартийные коммерческие корпорации, у которых есть целевая аудитория, бренд, рыночная ниша, но нет никакой идеологии, никаких принципов, кроме службы спонсорам.
  4. Политику квазипартий определяют олигархи. Даже из публикации такого известнейшего издания, как Нью-Йорк Таймс, стало известно, что половину кассы президентской кампании 2016 сформировали всего ~400 богатейших семей.[100]
  5. Тоталитарная двуединопартийная система оккупировала всю вертикаль власти США. Как убедились на представленных выше примерах, «республиканцы» и «демократы» приватизировали не только всю центральную власть, но также органы всех 50 штатов, и даже администрации мелких районов.
  6. Главный критерий отбора буржуазных чиновников — преданность системе. У министра запросто может не быть никакого образования, никакого опыта работы в той отрасли, руководить которой он поставлен. Главный, а возможно и единственный критерий отбора — служба одному из двух крыльев «Партии власти», а, следовательно, и олигархии. Например, см. «У 21 из 24 министров здравоохранения США не было медицинского образования» (уже у 22 из 25).
  7. Главная рыночная страна мира убедительно доказала, что свобода выбора при капитализме — фейк. Как сказал классик философской и политической мысли: «либо диктатура буржуазии, либо диктатура пролетариата. Кто не научился этому из истории всего XIX века, тот — безнадежный идиот».[106] Пожалуй, тут не будем предполагать какими словами можно называть тех, кто не научился этому не только на истории XIX века, но и на истории XX и XXI веков.

Да, американский двуединопартийный тоталитаризм — это не самая страшная в мире капиталистическая диктатура, которую видело человечество. Конечно, режим НСДАП был куда свирепее. И вряд ли стоит браться спорить с тем, что власть какой-нибудь там Единой России — тоже хуже (но характерно, что кремлёвский политтехнолог Сурков и председатель Конституционного суда РФ Зорькин уже публично предлагали[108][109] приукрасить слишком уж откровенную монополию двухпартийной клоунадой). Однако всё это политический режим США не делает лучше ни на фунт, факт диктатуры никак не отменяет — де-юре выборы есть, а де-факто выбора нет, и очень давно.

Но не стоит впадать в примитивную американофобию — полагать, что американцы вообще ничего не подозревают, бесконечно и поголовно поддерживают два бессмысленных балагана по имитации выборов. По данным опросов Gallup ведущихся с 2004 года, доля жителей Соединённых Штатов, не относящая себя ни к «демократам», ни к «республиканцам», никогда не была меньше 27%. При этом в последние годы недоверие к монополистам стремительно нарастает: в 2000-е средний объём опрашиваемых, определивших себя «независимыми» был 34%, в 2010-е вырос до 41%, а в текущем году впервые достигал 50%.[98][99] Более того, в 2021 году 62% американцев согласились с утверждением «партии настолько плохо представляют американский народ, что необходима третья партия», и 67% не согласились, что действующие партии адекватно отражают мнение электората.[111] Все эти данные красноречиво свидетельствуют и о глубокой фальшивости свободы выбора в рыночных странах, и о кризисе всемирной капиталистической системы.

Также это повод не отчаиваться, а готовиться. Разгоревшийся планетарный кризис (с 4-го квартала 2019 г. по 2-й 2020 г. реальный ВВП США падал на 19%,[110] чего не было со времён Великой депрессии) правящий класс сейчас списывает на случайность, на летучих мышей, и можно не сомневаться, что своему бездарному управлению позже придумает новые несуразные оправдания. Объективные экономические законы подняли ветры перемен, которые могут ускориться, перевернуть вековые устои. Ураган нужно не ждать, а готовиться к нему — растущее недоверие к старой политической системе выливается в том числе и в рост откровенно антидемократических, крайне правых группировок, с общей установкой «если рыночная демократия работает плохо, то нам не нужна никакая демократия». Человечеству необходимо получше изучить историю, окружающую реальность и логические закономерности общественно-экономических моделей — сделать давно назревший вывод, что вытащить мир из болота капитализма, спасти от надвигающейся неофашистской угрозы, может только социализм.

R.R


Ссылки и списки

  1. CNBC | Defense Secretary Mattis: ‘I’ve never registered for any political party’ | [archive.org]
  2. U.S. Department of Veterans Affairs | Office of Budget | [archive.org]
  3. usa.gov | Presidents, vice presidents, and first ladies | [archive.org]
  4. Harvard University Press, 1956, Carl Friedrich and Zbigniew Brzezinski | Totalitarian dictatorship and autocracy
  5. Federal Reserve Bank of New York | New York City economic indicators | [archive.org]
  6. U.S. Bureau of Economic Analysis | Gross domestic product by Metropolitan area | [archive.org]
  7. New York City Council | Council members & districts | [archive.org]
  8. Партийный состав Конгресса (Сената и Палаты представителей) США 1857—2023 гг., с 35-го до 117-го созыва
  9. Список и партии временных президентов Сената США 1845—2021 гг.
  10. Список и партии спикеров Палаты представителей США 1857—2021 гг.
  11. Список и партии президентов США 1853—2021 гг. (с 14-го до 46-го)
  12. Список и партии вице-президентов США 1853—2021 гг. (с 13-го до 49-го)
  13. Список и партии государственных секретарей США 1853—2021 гг.
  14. Список и партии министров финансов США 1853—2021 гг.
  15. Список и партии министров обороны США 1853—2021 гг.
  16. Список и партии генеральных прокуроров США 1853—2021 гг.
  17. Список и партии министров внутренних дел США 1853—2021 гг.
  18. Список и партии всех министров сельского хозяйства США (1889—2021 гг.)
  19. Список и партии всех министров торговли США (1903—2021 гг.)
  20. Список и партии всех министров труда США (1913—2021 гг.)
  21. Список и партии всех министров здравоохранения, образования и благосостояния США (1953—1979 гг.) / министров здравоохранения и социальных служб США (1979—2021 гг.)
  22. Список и партии всех министров жилищного строительства и городского развития США (1966—2021 гг.)
  23. Список и партии всех министров транспорта США (1967—2021 гг.)
  24. Список и партии всех министров энергетики США (1977—2021 гг.)
  25. Список и партии всех министров образования США (1979—2021 гг.)
  26. Список и партии всех министров по делам ветеранов США (1989—2021 гг.)
  27. Список и партии всех министров внутренней безопасности США (2003—2021 гг.)
  28. Список и партии всех администраторов Агентства по охране окружающей среды США (1970—2021 гг.)
  29. Список и партии всех директоров Бюджетного бюро / Административно-бюджетного управления США (1921—2021 гг.)
  30. Список и партии всех директоров Национальной разведки США (2005—2021 гг.)
  31. Список и партии всех торговых представителей США (1962—2021 гг.)
  32. Список и партии всех представителей США при ООН (1946—2021 гг.)
  33. Список и партии всех председателей Совета экономических консультантов США (1946—2021 гг.)
  34. Список и партии всех администраторов Управления по делам малого бизнеса США (1953—2021 гг.)
  35. Список и партии всех директоров Управления научной и технической политики США (1976—2021 гг.)
  36. Список и партии всех глав аппарата Белого дома (1969—2021 гг.)
  37. Партийный состав верхних палат (сенатов) 50 штатов США в 2021 г.
  38. Партийный состав нижних палат 49 штатов США в 2021 г.
  39. Список и партии спикеров Ассамблеи Калифорнии 1869—2021 гг.
  40. Список и партии временных председателей Сената Калифорнии 1870—2021 гг.
  41. Список и партии всех спикеров Палаты представителей Техаса (1846—2021 гг.)
  42. Список и партии всех временных председателей Сената Техаса (1846—2021 гг.)
  43. Список и партии спикеров Ассамблеи штата Нью-Йорк 1856—2021 гг.
  44. Список и партии всех временных председателей Сената штата Нью-Йорк (1874—2021 гг.)
  45. Список и партии спикеров Палаты представителей Флориды 1852—2021 гг.
  46. Список и партии председателей Сената Флориды 1953—2021 гг.
  47. Список и партии губернаторов штатов США в 2021 г.
  48. Список и партии вице-губернаторов штатов США в 2021 г.
  49. Список и партии государственных секретарей штатов США в 2021 г.
  50. Список и партии генеральных прокуроров штатов США в 2021 г.
  51. Список и партии казначеев (и аналогичных должностей) штатов США в 2021 г.
  52. Список и партии председателей или временных председателей верхних палат штатов США в 2021 г.
  53. Список и партии председателей нижних палат парламентов штатов США в 2021 г.
  54. Список и партии губернаторов Калифорнии 1867—2021 гг.
  55. Список и партии вице-губернаторов Калифорнии 1867—2021 гг.
  56. Список и партии государственных секретарей Калифорнии 1867—2021 гг.
  57. Список и партии генеральных прокуроров Калифорнии 1867—2021 гг.
  58. Список и партии казначеев Калифорнии 1867—2021 гг.
  59. Список и партии всех губернаторов Техаса (1846—2021 гг.)
  60. Список и партии всех вице-губернаторов Техаса (1846—2021 гг.)
  61. Список и партии всех государственных секретарей Техаса (1846—2021 гг.)
  62. Список и партии всех генеральных прокуроров Техаса (1846—2021 гг.)
  63. Список и партии всех контролёров Техаса (1846—2021 гг.)
  64. Список и партии всех губернаторов Флориды (1845—2021 гг.)
  65. Список и партии всех вице-губернаторов Флориды (1865—1889, 1969—2021 гг.)
  66. Список и партии всех государственных секретарей Флориды (1845—2021 гг.)
  67. Список и партии всех генеральных прокуроров Флориды (1845—2021 гг.)
  68. Список и партии всех начальников финансового управления (казначеев) Флориды (1845—2021 гг.)
  69. Список и партии губернаторов штата Нью-Йорк 1857—2021 гг.
  70. Список и партии вице-губернаторов штата Нью-Йорк 1857—2021 гг.
  71. Список и партии государственных секретарей штата Нью-Йорк 1858—2021 гг.
  72. Список и партии генеральных прокуроров штата Нью-Йорк 1858—2021 гг.
  73. Список и партии контролёров (казначеев) штата Нью-Йорк 1858—2021 гг.
  74. Список и партии мэров города Нью-Йорк 1853—2022 гг.
  75. Список и партии всех общественных адвокатов города Нью-Йорк (1994—2022 гг.)
  76. Список и партии контролёров (казначеев) города Нью-Йорк 1888—2022 гг.
  77. Список и партии всех спикеров Городского совета города Нью-Йорк (1990—2021 гг.)
  78. Список и партии всех президентов боро Бронкс (1898—2022 гг.) и прокуроров округа Бронкс (1914—2021 гг.)
  79. Список и партии всех президентов боро Бруклин (1898—2022 гг.) и прокуроров округа Кингс 1857—2022 гг.
  80. Список и партии всех президентов боро Куинс (1898—2021 гг.) и прокуроров округа Куинс 1866—2021 гг.
  81. Список и партии всех президентов боро Манхэттен (1898—2022 гг.) и прокуроров округа Нью-Йорк 1858—2022 гг.
  82. Список и партии всех президентов боро Статен-Айленд (1898—2022 гг.) и прокуроров округа Ричмонд 1872—2021 гг.
  83. Список и партии мэров Лос-Анджелеса 1852—2021 гг.
  84. Список и партии всех председателей Городского совета Лос-Анджелеса (1919—2021 гг.)
  85. Список и партии депутатов Городского совета Лос-Анджелеса в 2021 г.
  86. Список и партии депутатов Городского совета Лос-Анджелеса 1970-х—2021 гг.
  87. Список и партии прокуроров города Лос-Анджелес 1953—2021 гг.
  88. Список и партии контролёров города Лос-Анджелес 1961—2021 гг.
  89. Список и партии мэров 121 крупнейшего города США (с населением более 200 тысяч) в 2021 г.
  90. Список и партии членов администрации 24 крупнейших (с населением более 200 тысяч) округов Техаса в 2021 г.
  91. Список и партии глав 18 крупнейших (с населением более 200 тысяч) округов штата Нью-Йорк в 2021 г.
  92. Honolulu Civil Beat | Rick Blangiardi: This former TV exec wants to be CEO of Honolulu
  93. CNBC | U.S. new home sales hit six-month high as the median price stays above $400,000 | [archive.org]
  94. Congressional Research Service (CRS) — The Library of Congress | The U.S. Income Distribution: Trends and Issues — January 13, 2021 (R44705 — Version: 6) | [archive.org]
  95. Supreme Court of the United States | Current members | [archive.org]
  96. Vox | A brief history of the term RINO, from Roosevelt to Boehner | [archive.org]
  97. Правда, №164 (9 ноября 1912), В.И. Ленин | Итоги и значение президентских выборов в Америке
  98. Gallup | Party affiliation | [archive.org]
  99. Опросы Гэллап 2004—2021: «считаете себя республиканцем, демократом или независим
  100. The New York Times | Small pool of rich donors dominates election giving | [archive.org]
  101. statcounter.com | Mobile operating system market share in United States of America — оctober 2021 | [archive.org]
  102. Forecast International | Forecast International sees new perspective on Boeing and Airbus competition | [archive.org]
  103. archive.org | Александр Иголкин. Пресса как оружие власти
  104. Insider | These 6 corporations control 90% of the media in America | [archive.org]
  105. Плохой сигнал | Заработай в гараже! | [archive.org]
  106. Известия ВЦИК, №190 (28 августа 1919), В.И. Ленин | Письмо к рабочим и крестьянам по поводу победы над Колчаком
  107. Credit Suisse | Global wealth report 2021 | [archive.org]
  108. Эхо Москвы | России необходима вторая крупная политическая партия – наряду с «Единой Россией» | [archive.org]
  109. Российская газета | Буква и дух Конституции | [archive.org]
  110. U.S. Bureau of Economic Analysis | Gross domestic product, second quarter 2021 (advance estimate) and annual update | [archive.org]
  111. Gallup | Support for third U.S. polit | [archive.org]